За правду и правила
Первый луч зари блестит не то белым, не то молочным на остриях шпилей центральной бащни. Тонкой красной полоской на ней пронзительнее дымчатый кварц древнего монолита - осень бодрит и оставляет на сердце острую ранку.


Уже не страшно. Самый первый липкий страх, когда не можешь сделать шага и поднять руку в свою защиту словно перегорел. Его огонь задел что-то рядом, непонятное пока, но как входишь в знакомую комнату и еще не осознаешь, но уже чувствуешь исчезновения знакомого предмета, так и там: еще не понял, чего лишился, но ощущение пустоты уже появилось. И даже если страха нет, то когда слышишь визг боевого корабля, сжимаешься. На секнду исчезает все наносное - самого тебя не остается. Есть только желание жить.
Каким бы ты не показывался храбрецом, не держался, оно кричит изнутри: "Жить любой ценой!" - и давишь эти крики совестью, потому что в этот момент только она является причиной твоего права называться человеком.
А потом, когда визг утихает, ты цел, но измучен этой борьбой с самим собой, появляется желание запалить костер еще раз - и выжечь все дотла, сделаться биороботом, потому что так станет возможным воевать.
Потому что жить с этим невозможно.

Через пять... да что там. Через два года уже ты удивленно вспоминаешь, как это было, и кажется,что внутри ничего не потеряно. Выжженое место заполнено травой и залито солнем, а что там было, под пеплищем - уже и не помнишь. Воспринимаешь как качественное удобрение и живешь дальше.
Только уже не целым, не изначальным. Исковерканным и непонимающим, что что-то изменилось.

Если еще что-то живо в душе - накатит, порой, какая -то непонятна безысходность. Словно в детсве потерял любимую игрушку, а вот сейчас, в старости, уже забыл как она выглядела и под каким деревом оставил - только грусть осталась. Или, если чувствуешь тоньше, обида, хоть плач. Не вернешь время. Не найдешь потери. Живи, помни, боли.

@темы: семья 16 гл.