За правду и правила
Алайда под незначительным предлогом ушла из центрального холла к себе в комнату.
Первый большой прием. Они с мужем должны уже пять минут как быть в тронном зале, ей полагается пустое кресло рядом с царствующим монархом.
Первый шажок к большому будущему. Ее будущему.

Муж должен был появиться еще три часа назад: его ждала бридада, чтобы быстро одеть, причесать соответственно этикету и накрасить, как требовал ритуал представления новой королевы.
Но Фреда не было.

Алайда пыталась дозвониться. Муж не отвечал. Когда настало время выходить, она сидела в кресле холла с каменной спиной и пыталась сдержаться, чтобы не показать никому из прислуги свое волнение. Ей казалось, что нет более недостойного поступка для будущей королевы.

Время неуклонно приближалось к роковой минуте, позже которой, когда бы они ни появились в Тронном зале, по этикету ей уже не полагалось ничего. Место среди гостей.
Пустое место.

Алайда чуть не плакала. Чтобы не потекла косметика и ритуальная подкраска глаз, она крепилась и глотала слезы. Как же она ненавидела Фреда. Как он мог так поступить с ней? Как это подло?

Когда она поняла, что у нее заканчивается выдержка, она просто сбежала в свою комнату. Никто не должен был заметить ее слабость. Ну когда же он приедет?! Где ходит?
Алайда заметалась по будуару. Часы на полке вздрогнули и прозвонили время выхода. Она села на кресло, вскочила, снова села. Невозможно!
Она распахнула дверь и тут услышала в холле знакомые шаги: торопливые, но не четкие, как обычно.

Они вошли в холл одновременно. Фредерик мельком посмотрел на супругу, отметил изумрудную диадему, бирюзовое платье с целомудренным покровом, побледневшее лицо.
- Прости, Айда, задержался, - его пошатнуло, и, чтобы не упасть, оперся на подскочившего парикмахера.
- Что с тобой?! - тревога выплеснулась почти в крик.
- Капельницу, - выдохнул Фред. – Стимулятор. Накормить, - и закрыл глаза. – Положите меня.
Пока парикмахер и гримерша усаживали принца в кресло, Гиреллик связался с медиками.
- Как обычно, ребята!
Алайда смотрела на Гиреллика и не понимала. Через пять минут прибежали медики, быстро расстегнули китель, поставили капельницу, сделали инъекции.
Аккуратно обходя суетящихся врачей, Гиреллик подошел к Алайде:
- Мне очень жаль, Ваше Высочество, что все это произошло так не вовремя. Позвольте попросить вас присесть в кресло: так для врачей будет больше пространства.
Фредерик застонал.
- Лекарства начинают действовать, сейчас, пока он спит, его загримируют и переоденут. Вы обязательно появитесь на приеме.
Алайда дала увести себя от мужа и присела на край: ее затрясло. Черный страж вежливо встал рядом.
- Почему ты сказал: «как обычно». Это уже было, да? Что с ним?
- Усталость, Ваше высочество. Ваш муж успевает совмещать должность министра и титул наследника престола – и то, и другое отнимает много сил.
Алайда сжала губы так, что они стали походить на узкую полоску, смотрела, как спящего Фредерика переворачивают, чтобы надеть парадный камзол, укладывают волосы, гримом закрашивают синяки под глазами и морщины на лбу.
Врач, слушающий сердце через стетоскоп, поднял руку:
- Обратный отсчет от семи. Семь… шесть...
- Гиреллик, что он считает?
- Время до пробуждения. Они ввели Их высочество в глубокий сон, во время которого он должен выспаться, усилили его эффект витаминами, сейчас врач добавил стимулятор, и через две секунды Фред проснется.
- Как он будет себя чувствовать?
- Если вы спрашиваете: способен ли он будет выдержать прием – «да», после приема он уснет обычным сном и проспит достаточно долго.
- Ты настолько хорошо все знаешь?
- Мне положено по должности, Ваше Высочество. Моя роль – хранить принца. Я наблюдаю за всем, что с ним происходит, и не допускаю ничего, что могло бы ему навредить. Но я не вмешиваюсь в его жизнь до тех пор, пока ей нет опасности.
- Один. Добрый день, Ваше высочество.

Фредерик открыл глаза, несколько минут фокусировал взгляд, потом повернулся в сторону врача:
- Сколько в этот раз.
- Почти на треть больше, Ваше высочество. Уже плохо.
- Я постараюсь, док. Не обещаю, но постараюсь. Меня подготовили? - он встал из кресла, сделал осторожный шаг. – Порядок! Меня не шатает, голова почти не болит. Господа, спасибо! Алайда, мы опаздываем, идем! - он протянул руку жене.
- Так сразу? – удивилась она.
- У моего дока есть волшебный элексир, жена, - сквозь набирающий силу голос стали проглядывать ироничные нотки. – Он поднимает на ноги даже смертельно уставших принцев. Правда часа через четыре я усну, где стою, но прием закончиться раньше, и я успею добраться до кровати.

@темы: семья