Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:35 

добавлена 6 глава. Остальное будет следующим постом. WELCOME!

Raul Am
За правду и правила
Я редко пишу два текста одновременно, но посещение спорт-зала 5 раз в неделю по два часа дают хорошую зарядку не только для тела, но и для мозга. И самые лучшие идеи -хихи - приходят под душем, когда смываешь все труды правдные, тело болит так, что держишься за кран, а голова - АААААА! - просто цветной фонтан.
Выброс вещества, чо.

Итак!

Ошибка летописца.

Саммари: Скандалы, интриги, расследования... Политические игры Страны Подземных рудокопов, создание экономической империи, "случайные" ошибки летописцев... А трон главного города страны совсем не так прост, как кажется.

Глава первая. Заведенный порядок.

Заведенный королевичем Бофаро порядок поддерживался неустанно: семь сыновей первого правителя подземной страны получили корону и правили по установленной очередности. Правда, уже через сорок лет королевские семьи разрослись, появились многочисленные кузины и кузены. Горячая кровь первого предка бурлила в их венах так же жарко, амбиции были так же велики, но посколько подданых было мало и вовлекать их в войну было чревато вымиранием народа, борьба за очередь престолонаследования велась не выходя за стены дворца.

За триста лет до появления Гудвина, в Подземной стране едва выжил наследный принц Желтых покоев, в последний момент успев сбежать через окно от тетушек из Синих и укрыться у Хранителя Времени, дом которого считался неприкосновенным. Только благодаря твердости и настойчивости Хранителя Времени удалось усадить за стол переговоров все многочисленные кланы цветных королей и поступиться человечностью: отныне в каждом королевском доме мог рождаться только один наследник престола. Это сохраняло бескровную преемственность власти и безошибочность выбора правителя.
Много было сказано обидных слов на том совете, но доводы Хранителя Времени были неопровержимы – многочиленность родни грозила Подземным королям новой гражданской войной. И королевские дома смирились.
С тем пор в каждом цветном покое рос только один молодой королевич и только один мог наследовать своему отцу. Вынужденные оставаться бездетными тетушки и дядюшки всю свою нежность передавали единственному ребенку, постепенно уходя в иной мир. Рожденные до приема Закона о Рождении Наследника дети тянули жребий, кто станет тем единственным, а после фатального выбора либо принимали целибат, либо сочетались браком с представителями дома другого цвета без права иметь ребенка.

Так шли годы. Едва не вспыхнувшая война между королевскими кланами была остановлена, не успев начаться. И так бы и продолжалось все по заведенному порядку, если бы однажды у королевы Зеленых покоев не родилась двойня.

Сменивший на посту Хранителя Времени молодой Ружеро отличался добрым сердцем и фундаментальным подходом к решению проблем. Он проштудировал адвокатские записки по каждой тяжбе к закону о Рождении Наследника, прочитал все педагогические труды по вопросам воспитания младенцев в первые года жизни, посоветовался с призванными светилами медицины и, в конце концов, постановил: не усыплять королеву Зеленого крыла и ее детей до тех пор, пока последним не исполнится три года.

На последующие возмущения со стороны правящего короля, потом проснувшегося короля и следом за ними, он неуклонно ссылался на избранные труды по воспитанию и юридические поправки. Прявящие монархи косо посматривали на случившийся династический прецедент, но Волшебная вода делала свое дело, воспитатели под руководством молодого Ружеро внушали проснувшимся мысль о правильности происходящего, а к моменту, когда очередной король начинал понимать возможные последствия подрастающих братьев, месяц правления подходил к концу - и вот уже сладкий сон прерывал опасные мысли.

Накануне празднования трехлетия братьев Зеленый сектор был весь погружен в заботы: ради приготовления праздничного застолья королева упросила Ружеро заранее разбудить несколько слуг, потому что слуши правящего желтого сектора не успевали ей помочь подготовить празднование, достойное наследника престола.
Весь Зеленый дворец вымыли и украсили. Слуги веселились, а некоторые особенно чувствительные служанки тайком утирали слезы умиления - похожие друг на друга черноволосые мальшишки носились по ступеньками, гоняли мячик, ссорились из-за плюшевых медведей и одинаково объедались засахаренными вишнями на торте.
А вечером, когда все во дворце стихло, к королеве пришел Ружеро.

Они проговорили за закрытыми дверями почти полночи, а к обеду, насладившись легким завтраком, весь Зеленый сектор спал.
Спали разбуженные для праздника слуги и служанки, спали повара и поварята, виночерпии и лакеи, спала заплаканная королева и наследник престола.
Вторая кроватка была пуста. А через несколько дней, когда Волшебный сон стал неодолимо крепок, слуги Хранителя Времени вынесли из Зеленого крыла все, что могло напоминать о втором мальчике, прожившем три года в этом доме.

Глава вторая. Заговор.

В конце осени базарные дни со страной подземных рудокопов превращался в безарную неделю, потому что после обычной меновой торговли наступали самые важные дни, на которые приезжали именитые купцы с обеих сторон. Для этих встреч купцы нанимали умелых плотников: построить удобный навес; привозили кресла и застилали столы. Здесь подписывались договоры на торговлю в следующем году, обсуждались цены и передавались последние события из области большой политики, без которых не могла существовать большая торговля.

Руф Билан прибыл на торжище под вечер, когда и обычные жители изумрудной страны, и призжающие на торг мигуны уже грузили вымененные товары по телегам и кибиткам. Руфу не нужно было ничего покупать – он приехал на встречу с Альмендо, главным купцом страны Подземных рудокопов. Их встречи происходили ежегодно: Альмендо и руф обсуждали торговые потребности двух государств: подземного и наземного, договаривались про курсы обмена, а потом весь последующий год следили за соблюдением договоренностей. Нынешнюю встречу Руф Билан назначил на несколько месяцев раньше положенного срока, но времена были слишком неспокойные – и он хотел обсудить с Альмендо все опасные вопросы заранее.

Альмендо - высокий и худой мужчина неясных средних лет, с сединой на висках, в синем камзоле, украшенном только изображением нескольких вышитых монеток на обшлагах, появился в назначенный срок. Под подготовленным навесом он сел спиной к закатывающемуся солнцу, но все равно щурился. Хотя свет был для него ярок, но разговор с Руфом был важнее временных неудобств, поэтому он щурился, но гордость не позволяла признать свою слабость, поэтому Альмендо сидел с надменно прямой спиной и несколько брезгливым выражением лица.
- Приветствую тебя, достопочтимый Альмендо, - умильно проговорил Билан, скрываю улыбку при виде щурившегося собеседника. В темно-синем камзоле из дорогого бархата купец подземной страны был похож на крота.
- - Не терпится узнать, что происходит у вас, Руф Билан, - ответил Альмендо. - Я получил твою записку о надвигающихся опасностях для нашего общего дела и был очень обеспокоен.
- Мы получаем тревожные вести из Голубой страны, - серьезно заговорил Руф. - За несколько часов ее захватили волшебные солдаты сделанные из дерева, Прем Кокус смещен, торговля прервана. Не встретив сопротивления, войска движутся по дороге из Желтого кирпича на Изумрудный город.
- Не мне рассказывать вам, дорогой Билан, как на пользу нашему общему дела идут изменения во власти. Когда Гудвин отсраивал Изумрудный город и привлекал жителей из окрестных сел и деревень, не ваш ли достопочтенный отец смог убедить Гудвина отдать вам все подряды на застройку? А сейчас не вы ли, уважаемый Руф обеспечивайте продовольствием весь город? И не мы ли с Вами организовали своевременную поставку драгоценных камней, поделочного камня и ценных металлов для украшения и облагораживания города?
- - Все так, все так, но…
- Новый правитель, если, конечно, он захватит город, захочет той же роскоши, что и окружает его. Это будет очень выгодное время для вас и для нас, - Альмендо заулыбался, предвкушая барыши. – Кстати, наши ювелиры научились делать совершенно изысканные украшения для благородных дам. Все наши королевы и принцессы просто в восторге.
- Я слышал у захватчика нет жены.
- Тем лучше, - и улыбка Альмендо стала еще шире. - Ухаживая за несколькими, чтобы не ошибиться в выборе, он будет вынужден делать им подарки, соответственно своему титулу. Я заранее попрошу ювелиров сделать несколько комплектов.
- Вы так говорите, будто он уже захватил город, - насупился Руф. – Уж не хотите ли вы сказать, что намерены ему помогать?

Это был самый важный вопрос, ради которого Билан попросил Альмендо о встрече. Новости из Голубой страны были самые неутешительные, армия деревянных солдат казалось непобедимой и если подземные рудокопы помогут ей своим превосходным оружием, Изумрудный город падет в несколько дней. А это значит, почти наверняка, передел сфер влияния, борьба за торговые пути и убытки, убытки, убытки…
- Дорогой Руф, - засмеялся Альмендо - солнце уже село, и теперь он смотрел на собеседника широко открытыми, насыщенно-карими глазаи, - никогда наши короли не дадут приказа вмешаться в дела Верхнего мира. Наш Хранитель Времени слишком мудр, чтобы допустить такой оборот дела, и мы, купцы полностью его поддерживаем. Если же вы так боитесь за свои торговые дела, накопите побольше еды в городе на случай осады. Если вы сможете удержать город – вы будете кормить горожан, станете народным героем, а потом сможете поднять цены на продукты – васбудут любить с любыми ценами. А если увидите, что город не удерживается - войдите в доверие к новому правителю. Сделайте как ваш отец, в конце концов! Он же стал лучшим другой Гудвина! И какие прибыли в итоге.
Альмендо воодушевленно улыбался, глядя на растерявшегося Билана.
- Откуда в вас такая страсть? - наконец, ответил Руф.
- Скажу вам по секрету, дорогой Руф, - перегнулся через стол купец подземной страны. – Честолюбивый и расточительный диктатор более выгоден для торговли. Да и вам он тоже был бы полезнее.
- Мне?!
- Любой подъем цен и перебои в поставках вы мгли бы списывать на его самодурство. Народ помнит вас нынешним, а вы все вои маленькие хитрости сможете списать на нового правителя.
- Говорят, он бывший столяр и не привык к роскоши… - забормотал Билан.
- Тем более он будет на нее падок, дорогой Руф. Вам останется лишь только подтолкнуть его, убедить в ее необходимости…
- Знаю, знаю, - Билан задумался: предложение Альмендо, едва прикрытое рассуждениями о возможном ходе событий, пленило огромными барышами, но и потерями в случае проигрыша.
- Такое дело не провернуть в одиночку, - наконец, осторожно сказал он.
- Вы всегда будете желанным гостем в нашей стране, - торжественно сказал Альмендо. – Сейчас правит король Робусто, он мало что понимает в торговле и не станет меня слушать. А вот через семь месяцев к власти придет король Ментахо - у него очень деловой склад ума. Я уверен, Ментахо возьмет вас под свою защиту и поможет ценным советом: он очень умный человек.

Альмендо встал, собираясь уходить:
- Держите меня в курсе ваших событий, уважаемый Руф. Нам крайне важно знать, что происходит в Изумрудном городе.
Купцы пожали друг другу руки и расстались абсолютно довольные друг другом.

Глава третья. Большая роль маленького актера.


Следующие несколько дней Руф Билан ни минуты не присел: его видели то в лавке, то в центральном магазине на Изумрудной площади напротив дворца, а через час – он уже на сенном рынке спорит с фермерами. В любимый кабачок, где его видели каждый вечер, Руф зашел только через неделю. Он был уставшим, загоревшим, похудевшим и каким-то чрезвычайно озабоченным.
- Добрый вечер, Руф, - подсел к его столику сосед Билана по улице. – Вас не было видно всю неделю.
- Добрый вечер, мастер Нистем, - отозвался Руф. – Времена неспокойные, говорят, этот проклятый Джюс успешно перешел через Большую реку.
- Ну… Мы тоже все обеспокоены, но Страшила Мудрый уже послал за помощью в страну Мигунов, а там у них Железный дровосек. Мы уверены: они что-нибудь придумают.
- Я не сомневаюсь в силе Железного Дровосека, мастер Нистем, - всдохнул Билан. – Но я еще давно дал клятву моему отцу, что буду всеми силами заботиться о жителях Изумрудного города. И раз уж я продаю зерно и овощи, то моя забота, чтобы мои соотечественники не голодали, даже если этот Джюс решиться на осаду.
- Вы благородный человек, Руф! - обнял его сосед. – Значит, вы поэтому так долго отсутвовали?
- Объезжал всех моих поставщиков-фермеров… Ох, грустно все, - Билан проникновенно вздохнул. - Все бояться деревянной армии. Почти все сбежали в леса…
- Ох.
Дальше беседа как-то не пошла: каждый думал о своем, и, в основном, о печальном. Наскоро расправившись с ужином, Билан извинился и ушел домой, а мастер Нистем еще долго обсуждал с завсегдатаями кабачка благородную натуру Руфа Билана, не жалеющего своих сил ради жителей Изумрудного города.


«Урфин Джюс очень грозен, - думал Руф, возвращаясь из дворца. – Но-похоже, он, действительно, столяр и мало понимает в политике».
Руф хмурился, тер нос, останавливался и вытирал пот со лба: затея Альмендо, которая казалась такой простой во время разговора, оказалась опасной и сложной. «Хорошо, что еще жители Изумрудного города считают, что я пошел на службу к диктатору только, чтобы иметь возможность помочь им».
По мостовой загрохотали деревянные сапоги - шел ежевечерний патруль. Руф Билан припустил по улице, стремясь как можно скорее оказаться дома.

Последние несколько недель перед осадой он демонстративно запасался зерном, принимая подводы даже по ночам, снисходительно принимал помощь соседей, нагнетал страх перед идущим врагом и чуть не сквозь слезы говорил: «Перед смертью мой отец взял с меня клятву: любой ценой помогать жителям Изумрудного города! А ведь это он его отстроил». И все слушатели согласно кивали и, расходясь, думали о том, как меняет человека надвигающаяся война. Казалось бы, известный купец, жадный и брюзга, но в минуту общей беды все свои сбережения тратит на закупку продовольствия для города.
В лавки и магазинчики Билана стали заходить чаще - кстати, он воспользовался этим и везде поставил деревянные ящички для сбора монет, на которые прибил таблички «Для нужд Изумрудного города» - и, несмотря на приближающуюся армию, торговля шла в рост. Во время осады Руф организовал бесплатную раздачу горячих обедов защитникам укреплений и сам лично шел с лотком нарезанного хлеба.
Руфа обожали и превозносили, Страшила пожаловал ему орден за помощь в обороне города.

Катастрофой показалось жителям увидеть Билана на ступенях собственного дома, плачущего в три ручья. Собравшаяся взволнованная толпа даже забыла про страшное известие о предательстве неизвестного и захвате города – плачущий Руф вызывал неподдельную жалость.
- Ах, мастер Нистем! – рыдал Билан в жилетку соседу. – Меня вызывают во дворец к диктатору! Требуют, чтобы я был поставщиком его проклятого двора… А иначе… иначе грозятся отобрать все мои амбары и лавки.
Тут Руф вытер слезы и тихо, но так, чтобы все услышали, произнес: А ведь там у меня для вас припрятан и хлеб, и зерно, и овощи…
- Я не знаю, что мне делать! - и поток слез возобновился. - Это так постыдно: кланятся захватчику, изображать восторг и уважение, но я так боюсь за вас…
Если бы в тот момент вокруг Руфа Билана стояли Жевуны, они бы плакали вместе с ним, но его окружали жители Изумрудного города, оборонявшего от деревянных солдат и преданных неизвестным мерзавцем, а потому несентиментальных, но понимающих. Руфу сказали много одобряющих слов, убеждали его в его собственном мужестве и умении притворятся в нужный момент, и даже убедили поступить на службу к Урфину Джюсу, потому что на этой должности он мог больше сделать для города, чем будучи нищим и ограбленным диктатором.
И Руф согласился.

Устроенный спектакль был сыгран им настолько убедительно, что он и сам почти поверил, что делает это из чистых побуждений. Впрочем, стоило ему переступить порог дворца, как в нем произошла удивительная перемена. Плечи его расправились, походка стала уверенной и спокойной, и даже косица уже более не торчала нелепым хохолком, а благородно возлежала на затылке. Запуганный торговец и патриот вмиг превратился в Главного Распорядителя при Урфине Первом, Владыке, чьи сапоги попирают Вселенную.
Наверное, с таким искусством перевоплощения Руф Билан мог бы быть неплохим актером, но, увы, он родился купцом. С годами жажда наживы выросла в нем до немерянных размеров, а честолюбие требовало все бОльших и бОльших возможностей. Предложенный план по быстрому, но неслыханному обогащению, подсказанный коллегой из Страны Подземных рудокопов, был очень интересен и имел перспективы запустить руки в казну Великого Гудвина. Упустить такую возможность Билан просто не смог.

Глава четвертая. Спрут.


Дворцовая знать, которой не слишком благоволил, но терпел Гудвин, при правлении Страшилы Мудрого значительно увеличилась. Любопытный и любознательный Страшила вычитал в одной из книжек, что в древние времена придворные всегда жили рядом с правителем, и поэтому смотрел на своих придворных как на неотъемлимую составляющую дворцовой жизни и необходимый элемент государственного правления.
А Руф Билан не любил придворных из-за собственной зависти. Ленивый от природы, он был вынужден постоянно прибывать в движении, чтобы не упустить выгоду, хотя больше всего на свете мечтал проводить дни в праздности, шаркая ножкой по начищенному паркету.

Руф степенно двигался по центральной анфиладе первого этажа , пока не вышел в центральный зал дворца. Время было раннее, служанки бегали с перьевыми ершиками, заводили напольные часы, протирали подлокотники. Неприхотливый Страшила Мудрый не держал во дворце большой штат прислуги, половина комнат была вовсе закрыта. Единственное место, которое ревностно убирали, была библиотека. В чистоте и блеске содержали центральные анфилады и тронный зал, где принимали посетителей. С появлением во дворце Урфина Джюса все изменилось.

- Капрал! - жестко приказал Урфин, как только увели Страшилу. - Собрать всю прислугу дворца и привести сюда!
В пропыленной одежде, осыпанной стружками недавней битвы, Джюс являл разительный контраст с причесанным и аккуратно одетым Страшилой. Пока капрал раздавал приказание взводу № 5, а солдаты сгоняли перепуганную прислугу в тронный зал, Урфин прошелся по залу, сел на трон, с блаженством вытянув ноги. Долгие недели похода, наконец, с триумфом завершились, и теперь осталась малость: не только завоевать Изумрудный город, но и удержать его.

Зал постепенно наполнялся людьми. Напуганные служанки, повара и поварята, кучер и конюхи, полотеры, прачки, лакеи и горничные молча теснились в отдалении, побаиваясь подходить ближе к грозному диктатору. Урфин мрачно смотрел на этих людей, размышляя о том, зачем соломенному чучелу было держать такой большой штат.
- Быстрее! - командовали солдаты, подталкивая вперед людей. – Великий Урфин не любит ждать.
Джюс дождался, пока всех подведут поближе и эффектно поднял руку, призывая к тишине.
- Я – Урфин Джюс! - отчеканил он. – Правитель Изумрудного города, сопряженных земель, а также Повелитель Голубой и Фиолетовой стран. С сегодняшнего дня я буду жить здесь, в этом дворце, и требую, чтобы в течение трех дней вы вычистили его от подвалов до флюгеров. Я буду с вами справедлив и строг: за исполнительность и хорошую службу вы получите мою благодарность. Ленивых вышвырнут вон, - он сделал паузу, посмотрел на эффект от собственной речи: люди потрясенно молчали.
Урфин улыбнулся: умению правильно разговаривать с людьми он научился еще у Гингемы. Хотя и старая ведьма, когда у нее случалось хорошее настроение, обращала на это внимание: «Ты, Урфин, говоришь как повелеваешь. Не знаю, кто тебя этому научил, столяр, но делай так и дальше. С глупыми жевунами нельзя иначе!»
- Но! - продолжил он, наращивая тембр. – Я никого не держу. Вы либо остаетесь и работаете хорошо, либо убирайтесь вон прямо сейчас, пока не получили плетей от моих солдат!
Люди замерли. Джюс обратил внимание на служанку, стоявшую в первом ряду с расширенными от страха глазами. Подошел к ней.
- Ты! - рослый Урфин был почти на голову выше девушки. - Назначаю тебя горничной в королевских покоях: чтобы через три часа были готовы мои комнаты. А теперь, все, кроме дворецкого, вон отсюда!

Джюс снова сел на трон, дожидаясь, пока солдаты вытолкают людей и встанут на карауле у двери. Перед ступенями трона остался стоять небольшого роста человек в зеленом камзоле изящного покроя с изумрудной лентой через плечо.
- Я вас слушаю, - высокомерно бросил ему Урфин.
- Что вы хотите узнать, государь, - поклонился дворецкий.
- Все про дворец. Мне нужны самые удобные комнаты, план дворца, завтрак в семь утра, ключи от сокровищницы, а также я хотел бы отдельно познакомиться с поваром - пришлите мне его завтра к обеду. В девять я жду вас здесь: вы лично покажите мне все комнаты.
- Боюсь, государь, прогулка вам не понравится. Страшила Мудрый…
- Пугало!
- Пугало Страшила Мудрый, - согласился дворецкий, - старался, чтобы люди работали поменьше, а больше времени уделяли отдыху. Только что вы приказали сделать большую уборку, и она затруднит проход по многим коридорам… Может быть, мы перенесем знакомство с дворцом на три дня, когда он будет сиять и радовать Ваш взор.
- Хорошо, - Урфин нахмурился. - Значит, в таком случае мне нужен твой совет. Сегодня же днем я хочу увидеть в этом дворце городского голову, всех купцов и именитых граждан города. Я могу послать за ними солдат, но они бестолковы и могут сильно напугать мирных жителей. Поэтому мне нужен толковый человек, который сможет выполнять мои поручения.
Дворецкий развел руками:
- Боюсь, я не смогу вам сейчас ответить, государь, но я подумаю.
- Подумай, а пока я отправлю моих солдат за членами магистрата. Все! Свободен!
- Дворецкий! - нагнал его голос Урфина уже у двери.
- Да, государь, - развернулся тот. - Прикажи подать мне завтрак через полчаса , и пусть эта девушка, которая теперь отвечает за чистоту моих покоев, сопроводит меня туда после.
- Да, ваше величество. Мы накроем вам в малой зале. Все будет готово.

Когда дворецкий ушел, Урфин блаженно закрыл глаза. Усталось и напряжение последних дней давали о себе знать, и он уже представлял, как сейчас отужинает настоящей горячей едой, а не варевом из походного котелка. А потом смоете с себя пыль и пот, и ляжет спать на кровать, а не на корни. Долгая ночь заканчивалась. Солнце вставало над далеким лесом, его лучи уже зеленили изумруды на шпилях, город еще спал, и тем более надо было многое успеть сделать, чтобы выкроить себе хотя бы четыре часа на сон.

Урфин потянулся и взял себя в руки: последний рывок – и можно будет уснуть.
- Генерал! - зычно приказал он.
- Я здесь! - отзвался басом Лан Пирот.
- Сегодня распределишь солдат по четверкам, отправишь на патрулирование города. К двум часам пополудни приведедешь ко мне сюда, в тронный зал главу магистрата, именитых граждан и купцов. Силу применять умеренно, действовать гуманно, но по обстоятельствам. Первого, второго, третьего и четвертого из зеленого звена откамандируешь в качестве личной охраны покоев Его величества, то есть моих. Желтую десятку во главе с капралом отправишь к лучшим столярам города с целью конфискации семи… нет, пяти кубометров высокачественной липы. Приказ ясен!
- Так точно!
- Исполнять немедленно!

Лан Пирот ушел, печая шаг с такой силой, что позвякивали изумрудные подвески на люстрах тронного зала. Остались только два солдата позади трона и двое - почетный караул у двери. «Видимо, их Лан Пирот оставил мне в охрану».
В дверь тихо постучали.
- Ваше Величество, завтрак подан.
- Вот она, новая жизнь! - по-мальчишески соскочил Урфин с трона. – как я мечтал об этом, добивался и вот теперь я - правитель Изумрудного города!

Воодушевление и восторг охватили его с такой силой, что дворецкий едва поспевал за новым монархом, стремительно шагающим по коридорам.

Глава пятая. Сохраняя лицо

Очарование первых дней быстро прошло. Урфин с головой погрузился в дела Изумрудного города, дотошностью вводя городского голову в краску. Ни для кого не было секретом, что теперь на троне Изумрудного города сидит простой столяр, но этот столяр читал коммерческие книги, находил ошибки в расчетах, топал ногами и посылал к позорному столбу за неученые монетки. А за три пропавших изумруда - совсем крошечные, сколочки, всего по семь карат, отправил провинившегося на рудники.

Указы шли одни за другим: не гулять после одиннадцати вечера, штраф за прогулки в нетрезвом виде, обязательная уборка улицы перед своим домом и многие другие. Дуболомы патрулировали улицы парами и неустанно следили за исполнением законов. В помощь неустававшим солдатам диктатор создал юрких и пронырливых шпионов, а также несколько инспекторов, в задачу которых входила слежка за соблюдением новых законов.
- Теперь и стаканчик вечером не пропустишь, и утром с метелкой перед домом…
Недовольные новыми порядками шепотом выражали свое недовольство, опасаясь деревянных ушей.
Каждое утро к девяти утра Урфин Первый проезжал из дворца к городскому магистрату. Его коляску провожали тревожными взглядами, и быстро прятали глаза: мало ли что может показаться диктатору.
К обеду Урфин ехал обратно, и до вечера его не было видно. Оставшиеся во дворце придворные шушукались, что король - злой колдун, воспринявший силу старой Гингемы, и это время он посвящает тайному чародейству.

К слову сказать, далеко не все придворные решили остаться при дворе - многие уехали. Их отсутствие Джюс не увидел, поскольку не знал, сколько всего придворных должно быть во дворце, имеющихся ему хватало. От природы самостоятельный, проживший большую часть жизни изгоем, он не любил большие компании и предпочитал разговаривать с глазу на глаз. Но об аудиенциях его просили редко, за исключением, пожалуй, Руфа Билана, которого Урфин терпел из-за торговых связей, но искренне презирал за предательство.
- Новости, Ваше величество! Прикажете зачитать?
Ради экономии времени Урфин повелел сообщать ему о событиях в городе, сопредельных землях и его владениях в Фиолетовой и Голубой странах во время обеда. Это позволяло достигать сразу двух целей: быть в курсе событий и не вступать в «политес» с придворными, которые удостаивались чести обедать с королем.
- Зачитывай про дела!
Это означало, что король не в духе и про конкурс на самой большой кочан капусты, который сегодня собрал огромное количество народа на базарной площади слушать не изволит. Чтец перелистнул и продолжил.
- Купец Руф Билан просит вас об аудиенции сегодня.
- Приму его в пять в малой зале.
- В стране Подземных рудокопов сменился король. Их величество, король Арбусто, изволил почивать, на трон взошел Их величество, король Ментахо.
- Подробнее, - заинтересовался Урфин: страна рудокопов была для него удивительной загадкой. – Расскажи о Стране Подземных рудокопов и каков из себя этот Ментахо.

Пока придворные обедали, Урфин слушал, широко открыв глаза про удивительный подземный мир. Прервав рассказчика на истории про Усыпительную воду и Хранителей времени, он позвонил в колокольчик, вызывая секретаря – тот примчался через пять минут.
- Ваше величество?
- Немедленно составь приветственное послание королю Ментахо и хранителю времени Ружеро. Скажи, что мы желаем встретиться с собратом с целью расширения торговых отношений между двумя странами и заключением стратегического союза. Как письмо будет готово – немедленно мне на подпись и с курьером отправить в Страну Подземных рудокопов. Также передай библиотекарю, что я хочу ознакомиться с наиболее подробными хрониками Подземной Страны, и чтобы эти книги были сегодня в моих покоях. Все. Исполняйте!
- Слушаюсь: Ваше величество.
Урфин жестом отпустил чтеца и секретаря и вернулся к остывшему обеду.

- Страна Подземных рудокопов – это безумно интересно! – улыбались придворные дамы, кокетливо поглядывая на Урфина.
- Там такие искусные мастера!
- А какой красоты там делают украшения! Моей бабке, графине фон Штаддс, один ее поклонник однажды приподнес кулон, изготовленный внизу. Наши мастера не смогли сделать даже копию.

В глазах придворных дам Урфин выглядел очень эффектным мужчиной: высоким, энергичным, с твердым характером и наделенным властью. Репутация злого волшебника добавляла к его фигуре нечто загадочное, а постоянное одиночество и отсутствие фаворитки дарило надежду. Хотя бы надежду на подарок…
- Ваше величество, - щебетали дамы, - а вы хотите встретиться с Ментахо?
- Несомненно, - кивал в ответ Урфин.
- Простите нам нашу дерзость, но вы – король Изумрудного города и сопредельных стран. Вам нужен вид, достойный вашего титула. Ведь иноземцы будут встречать по одежке.
Урфин нахмурился - разговоры тотчас же стихли.

Несмотря на многочисленные уговоры Руфа Билана открыть королевскую сокровищницу и одеть изумрудные знаки власти, в вопросе костюма Урфин стоял на своем. Конечно, он сменил холщовую рубаху плотника на шелковую сорочку, а дорожную куртку - на камзол. И даже одел изумрудную ленту с орденом через плечо. Но уже не второй день снял ее, посчитав не удобной, роскошный камзол короля с пышными манжетами заменил на более удобный, с прямыми рукавами, без вышивки золотыми нитками и без драгоценных камней. Корону, усыпанную изумрудами и бриллиантами заменил на более удобный золотой обруч со вставками из изумрудной крошки, который напоминал ему повязку, поддерживающую волосы во время работы с деревом.
Руф был не один, кто говорил ему о слишком большой простоте одежды короля, Чьи Сапоги Попирают Вселенную, но Джюс был непоколебим. Хотя последний довод убедил его: действительно, Ментахо будет встречать по одежде. И ради такого собеседника надо выглядеть соответствующе.

Пока Урфин разговаривал с придворными, секретарь уже написал письмо и принес на подпись. Джюс мельком прочитал его, подписал, а потом задумался:
- И еще передай библиотекарю, что мне нужен свиток с моей биографией. Пусть присылает сегодня к шести летописца, я расскажу, что знаю. И мою биографию добавите к этому письму.
- Будет исполнено, Ваше величество.
- А теперь все, - Урфин встал из-за стола.
- У вас новые дела, Ваше Величество, - повела плечиком первая стац-дама.
- Старые дела, Анемона. Подход новый.
- Если Вы будете столь любезны взять меня в качестве советчицы по подбору нагрудной цепи и броши для шляпы для Вашей встречи с королем Ментахо, я буду стараться быть вам предельно полезной.
- Я подумаю об этом, Анемона, - Урфин скривил подобие улыбки: меньше всего он хотел пускать придворных дам в королевскую сокровищницу. Но один он точно не справится: как правильно надо одеться – тут он не разбирается. – Займемся этим завтра после обеда, Анемона, сразу по моему возвращению из магистрата.

Глава шестая. Просто слово.

Характер Урфина никогда не отличался мягкостью. Несколько раз в юности натолкнувшись на непринятие со стороны соотечественников, он перестал стремиться к хорошим отношениям, говорил прямо, не заботился о своей репутации. А потом, поступив в услужение Гингемы, и вовсе радовался тому впечатлению, которое производил на окружающих.
Дворцовые манеры несколько обескураживали его своей постоянной двоякостью, когда под вежливыми словами собеседника могла скрываться колкость или ложь. Он путался в этом языке, не знал, как ответить, отмалчивался или отвечал односложно. В итоге среди всех перешедших придворных сложилось четкое представление, что завоеватель – невоспитанный мужлан, который не умеет говорить в приличном обществе. А Урфин считал своих придворных лицемерными крысами, которые прикрывают за красивыми словами свои настоящие намерения.
Попыток понять друг друга не делали ни монарх, ни его двор. Видимо, не считали нужным.

Тем временем его приказ по генеральной уборке дворца был выполнен, и Джюс посвятил несколько дней на изучение этого архитектурного шедевра. Вместе с ним по залам проходил Главный распорядитель Руф Билан с блокнотиком, куда записывал все комментарии повелителя, дворецкий и первая стац-дама. Джюс относился к дворцу как к своей собственности, то есть очень внимательно и дотошно. В нескольких комнатах он повелел сменить шторы на новые – эти, по его мнению, выцвели.
- И не забудьте, что это - южное крыло, Дис, - обращался он к дворецкому. - Никаких тяжелых тканей и темных оттенков, все это быстро выцветает. Легкий зеленый шелк самого светлого оттенка.
- Такой можно достать только у Подземных рудокопов, Ваше Величество, - тут же встрял в разговор Руф Билан.
- Значит, купите у рудокопов. Бред какой-то! Шелк у рудокопов покупать! У нас в городе нет ткачей?!
- Рудокопы достигли небывалых высот в окрашивании тканей, Ваше Величество. Их краска не выцветает на солнце и не боится воды. Мы можем купить шелк и у наших ткачей, но через несколько лет он выцветет.
- Я не планирую тратить деньги из казны на шторы дважды! – перебил Урфин разлагольствования Билана. –Сегодня же к ужину подать мне смету: сколько метров необходимо купить и ее стоимость у наших ткачей и у рудокопов. Я сам хочу сравнить цены!
- Конечно, Ваше Величество, - поклонился Руф, пряча улыбку. – Непременно все будет.
Купец многозначительно переглянулся со стац-дамой, та повела плечиком и закрылась веером, пряча улыбку.
- Какая мужицкая скупость! – едва услышал Урфин.

Было неприятно. Обидно. Джюс нахмурил брови и зашагал еще быстрее. В конце осмотра, когда дворецкий откланялся, а Билан был отпущен подсчитывать цены, Джюс демонстративно отвернулся от стец-дамы.
Та стояла рядом, поскольку Их величество не изволил ее отпустить и ждала. Через пять минут молчание сменилось тревогой, все более и более грозившей неприятностями.
- Ваше Величество, - наконец, пискнула стац-дама. – Буду рада получить ваши распоряжения, если я вам еще необходима в столь поздний час.
- Конечно, - повернулся Урфин с торжествующе-презрительной улыбкой на лице, - несомненно, вы нужны мне, но услуга, о которой я сейчас собираюсь вас попросить нуждается в совершенно ином месте и времени. Пройдемте за мной.

Стац-дама смотрела на Урфина, широко раскрыв глаза от изумления: когда этот столяр из глухой жевунской деревни научился так говорить?
- Я буду вам очень признателен, - в голосе Джюса прозвучал знакомый металлический оттенок. – Если бы вы перестали удивляться внезапной перемене в качестве моего красноречия, а взяли себя в руки и немедленно последовали за мной. Мы потратили сегодня полдня на завершающий обход южного крыла, а в четыре пополудни – заседание в магистрате по вопросу подготовки к посевной кампании будущего года. Вам, несомненно, это не интересно, а я несу ответственность за свой народ, и поэтому вопросы хороших урожаев для меня крайне важны. Извольте поторопиться!
-Д-д-да, Ваше Величество. Уже иду. Куда прикажете?
- В мои покои!
Стац-дама попыталась было возразить, что не совсем прилично приглашать женщину в личные покои, но промолчала. Во-первых, как показал опыт, если Урфин приказывает, ему абсолютно наплевать на любые законы светского общества, а во-вторых… Это же так… необычно.

- Смотрите! - Урфин показал рукой на несколько роскошных камзолов, заботливо одетых на манекены. - Какой из них наиболее подходит для встречи с королем Подземной страны?
Анемона прищурилась, словно это помогало ей оценивать качество покроя:
- Они все прекрасны, Ваше Величество, но на них не хватает блеска драгоценных камней. По Вашему титулу полагается несколько изумрудных звезд на гербовой ленте, булавка для галстука и обязательно крупная брошь на берет, которая будет удерживать перья. Сами перья необходимо также украсить блестками из маленьких изумрудиков, а на палец полагается хотя бы два перстня. И скиперт, конечно.
- Я буду выглядеть как павлин, - буркнул Урфин, подошел к бюро и достал из нижнего ящика шкатулку, принес в гостиную комнату и поставил на стол:
- Я предугадал ваш выбор, Анемона, и приказал отобрать мне лучшие украшения из сокровищницы. Выбирайте те, которые - на ваш взгляд – наиболее удачны.
Стац-дама открыла шкатулку, и руки ее затряслись. Хранитель Ключей, действительно, выбрал самые изысканные украшения из королевской казны. Семилучевые звезды, чьи лучи были собраны из ограненных изумрудов,; украшения для перьев в виде крохотных капелек росы, булавка для галстука в виде стрекозы с полупрозрачными крыльями из перламутра, украшенного бриллиантами и зелеными изумрудными глазами. А вершиной изящества сверху возлежала овальной формы брошь на берет, инкрустированная тремя крупными сапфирами и крохотными изумрудами.
- О-о, - издала она тихий стон. - Такую красоту даже держать в руках великая честь и незабываемое наслаждение. Даже крохотная капля – верх творения!
- Не забывайте, Анемона, что вы сейчас держите в руках наследие мастеров Изумрудного города.
- Конечно, Ваше Величество, - растерялась придворная дама, не понимая, куда клонит король.
Но Урфин, словно почувствовав, что сказал что-то лишнее, уже сменил тему разговора:
- Несомненно, все эти творения прекрасны, - и снова в голосе диктатора зазвучала несвойственная мягкость. С такой интонацией в голосе он больше всего напоминал удава перед кроликом. – Но, вы, наверняка, помните, что у вашего монарха есть категорически важные дела в области управления городом, и поэтому я был бы вам искренне признателен, если бы вы поторопились!
- Конечно, Ваше Величество, сию секунду.
Вежливый и обходительный Урфин пугал ее еще больше, чем прежний, резкий и прямой человек, которого все они за глаза называли «мужиком». Анемона быстро нацепила все украшения на камзол, лучший, по ее мнению, и присела в реверансе.
Урфин несколько раз многозначительно посмотрел на украшенный камзол, потом – на фрейлину. Хмыкнул и что-то неразборчивое пробурчал под нос.

- Я признателен вам, Анемона, и искренне благодарю за службу. Уверен, вы очень устали…
- О нет, ваше величество…
- Я уверен, вы просто мне льстите, и как настоящая леди сохраняете лицо…
- Ваше Величество, я уверена: у меня еще много сил!
Урфин вздохнул.
-Спасибо, Анемона, - с нажимом сказал он. – Попрошу вас немедленно выйти! Мне необходимо переодеться к заседанию в магистрате.
Стац-дама еще раз присела в реверансе и, стараясь держать спину прямо, вышла.

«Какие сокровища, - вздыхала она по дороге до своих комнат. – Достались такому чурбану деревянному… Хоть бы капельку на перо подарил. Если бы я была императрицей – я бы не снимая их носила…»
Она шла по дворцу и мечтала о себе в длинной мантии, пышном платье, расшитом изумрудами и бриллиантами, и не заметила, как чуть не столкнулась с другой дамой.
- Господи, Анемона! Это ты после осмотра всех дворцовых чуланов такая заколдованная?
Стац-дама очнулась от мечтаний, горько понимая, что им не сбыться, – обида на скупого Урфина снова охватила ее.
- Я удостоилась чести провести некоторое время с королем в его покоях, - язвительно растянула она губы в улыбочку. - Их величество советовался со мной в области парадного платья для встречи с королем Ментахо.
Собеседница открыла рот: новость была сенсационной!
- Мы выбирали камзол и украшения для шейного платка… А также запонки на рубашку… Очень красиво получилось.
- Я слышала, для Их Величества Хранитель Ключей сегодня принес шкатулку с драгоценностями.
- Простите, - еще раз улыбнулась стац-дама. – Вы правильно заметили: я очень устала от инспекции чуланов дворца.
Анемона ушла, оставив собеседницу додумывать услышанное – она не сомневалась, что у Урфина будет очень пикантный ужин.

- Вы слышали, король и Анемона сегодня вместе гуляли по дворцу?
- Конечно!
- Они не пропустили ни одного чулана!
-О-о!
-А потом он позвал ее в свои покои…

История о внезапно вспыхнувшей страсти короля, который раздаривает всем придворным дамам украшения из сокровищницы Изумрудного города, особенно осыпая дарами свою фаворитку, (но обо всем этом - тс-с—с!) дошла до Руфа Билана в тот момент, когда он поставил точку в заказанной смете, увеличив стоимость подземного шелка почти в три раза.
И новость его несказанно обрадовала! Наконец-то Их Величество отбросил свои привычки аскета и солдата, и стал настоящим королем: фаворитка, подарки, мотовство!
- Эгей-ей-ей-ей! – прыгал на пухлых ножках Руф по своей комнате. - Ба-ры-ши! Ба-ры-ши! Ай да Альмендо! Ай да голова!
И Билан помчался во дворец, на ходу придумывая легенду о том, сколько золота ему надо отсыпать от казны, чтобы он, Руф, не допустил этих грязных слухов в народ, который, конечно, не поймет и может даже взбунтоваться. И только он, Руф, сможет помочь…

«Бы-ры-ши! Ба-ры-ши!» - восторженно пело его сердце.
запись создана: 10.03.2014 в 11:45

URL
Комментарии
2014-03-10 в 18:18 

доктор мозгоправ
У меня есть план! (с)
Интересный сюжет и опять много обещающая интрига. Дорогой автор, жду продолжения :)

2014-03-10 в 18:50 

Raul Am
За правду и правила
доктор мозгоправ, а я пишу и боюсь: появление в детской сказке взрослых отношений и помыслов могут быстро испортить всю прелесть изначального мира, в который внедряешься. Приходится балансировать на грани и как бы не скатиться...

URL
2014-03-10 в 20:09 

доктор мозгоправ
У меня есть план! (с)
Хорошая детская сказка не должна быть стерильна и лишена жизненности. У Волкова просто всё "взрослое" идёт фоном.
Меня поразило на сколько по другому эти книги читались во взрослом возрасте. В детстве прочитала, в подростковом возрасте перечитала и поставила на полку. А тут три года назад вместе с сыном стала их читать, и столько заметила того, что раньше не видела.

2014-03-10 в 23:18 

Raul Am
За правду и правила
доктор мозгоправ, а если не секрет: что именно заметили?

URL
2014-03-12 в 00:37 

Кшиарвенн.
Better to reign in Hell, than serve in Heav'n
Мне лично очень нравится, когда из детской сказки делают недетскую) особенно если хорошо делают (и я еще хочу прочесть про то, что задумал Урфин насчет звериных языков - автор, вы меня круто заинтриговали!)

2014-03-12 в 00:45 

Raul Am
За правду и правила
Кшиарвенн, там сложнее интрига продумывается, слишком много двигателей сюжета и каждый со своими интересами. Экономико-политические многоходовки - тема мне знакомая. Допишу и вернусь к звериным языкам. :)

URL
   

За правду и правила

главная